Депутатов приняли

20-07-2018 | Комментарии к записи Депутатов приняли отключены

Эта запись о том, как придавая видимость легальности свои действиям, можно получить контроль над муниципальным имуществом с целью получения личной прибыли при помощи статуса депутата.

Весной 2017 года Кировская городская Дума приняла два муниципальных акта: решением № 56/8 от 29.03.2017 г. утвердила Положение об управлении и распоряжением имуществом МО «г.Киров», а постановлением № 1254-п от 18 апреля 2017 года утвердила Порядок участия представителей МО «г. Киров» в управлении хозяйственными обществами, акции (доли) в уставном капитале которых находятся в собственности МО «г. Киров».

Обоими актами утверждена примерная схема управления.

Согласно акту от 29.03.2017 г. Администрация города определяет ведомственную принадлежность хозяйственных обществ, чьи акции находятся в собственности города, через свои отраслевые органы подбирает, а потом назначает представителей в органы управления и контроля обществ (Совет директоров и ревизионную комиссию), а департамент муниципальной собственности организует эту работу; определяет порядок участия своих представителей в органах управления; осуществляет права акционера в этих обществах и полномочия общего собрания акционером, если все акции общества находятся в собственности города.

На основании акта от 18 апреля 2017 г. представителями города в обществе могут быть муниципальные служащие и сотрудники муниципального казенного учреждения, а также .депутаты Кировской городской Думы.

Ежегодно до очередного собрания акционеров Кировская городская дума и органы администрации города представляют список кандидатов с их письменным согласием, а затем руководство администрации утверждает этот список (обычно до 1 апреля).

Представитель администрации в Совете директоров голосует по повестке дня на основании письменных директив и доверенности, полученных от акционера (то есть от администрации города). Специально отмечается, что представитель города не несет ответственности за голосование, если оно осуществлялось по письменной директиве.

Вместе с тем, депутат как член Совета директоров хозяйственного общества запрашивает информацию и получает документы о деятельности общества, может инициировать заседание органов управления, комиссиях и совещаниях (формировать повестку, мнение и позицию акционера (администрации города), отраженных потом в письменной директиве, по которой потом сам и голосует, будучи ограниченным в ответственности).

И вот здесь получается какая то извращенная схема, в которой представительная власть наделила исполнительную правом назначать депутатов представителями исполнительной власти в бизнесе муниципалитета с факическим возложением ответственности на исполнительную власть при посредничестве чиновников.

А ведь депутат городской Думы как раз то лицо, чья компетенция с точки зрения законодательства (специальные полномочия и род деятельности), никаким боком не относится ни к деятельности исполнительной власти, ни к деятельности чужого общества, чьи доли находятся в собственности города.

С точки зрения закона Совет директоров в обществе со 100% участием одного лица (в данном случае города) может вообще не создаваться. Тогда все решения принимает единственный акционер –город. Совет директоров нужен, если общество публичное, его акции котируются на открытом рынке, если планируется последующее отчуждение акций. Но сейчас приватизация в форме преобразования в акционерное общество происходит, в основном, с порождением непубличного общества.

Но ведь нужно же зачем то было прописывать членство в Совете директоров людей со стороны.

Конечно, если на основании существующих нормативов проходила антикоррупционная экспертиза этих муниципальных актов, то «коррупциогенные» эксперты жестко разошлись бортами с действующим законодательством. «Помогло», наверное, излишне буквальное прочтение закона об акционерных обществах, где написано, что членом совета директоров общества может быть и не сам акционер.   Но это общая проблема всех кто любит баловаться формулой «разрешено то, что прямо не запрещено».

Да и все критерии коррупциогенности проектов нормативных актов адресованы больше чиновникам, чем другим лицам. А служащие, проверяющие проект нормативного акта на коррупциогенные факторы, изучают только сам проект нормативного акта, и не имеют взгляда сверху, чтобы увидеть роль этого акта в цепочке событий.

Как же депутаты и сотрудники казенных учреждений могли оказаться в числе представителей города в органах управления и контроля общества, чьи акции находятся в собственности города?

Многие городские и областные события последних двух лет позволяют предположить следущую версию.

Предположим, что некий «я» вижу муниципальное предприятие (возможно, несколько) с хорошими перспективами последующего заработка.

Дальше проводится пиар — компания моей персоны по поводу участия в будущих выборах в городскую думу и получения представительской власти с целью формирования вокруг себя круга интерессантов. Подтягиваются лица с фамилией «тоже хочу». Но без них никуда, ибо нужно заручится молчаливым согласием за то, чтобы не мешали и потом подъели остатки.   Кое -кто даже может поменять партийную принадлежность, чтобы стать сопричастными.

Используя свое влияние перед местными властями и зная административную кухню, инициирую приватизацию муниципальных предприятий путем реорганизации в акционерное общество. Принимается решение о приватизации, составляются план приватизации, предприятие включается в программу, готовятся правоустанавливающие документы по предприятию.

Одновременно готовятся упомянутые выше оба акта с соответствующими условиями.

Согласно этим актам, после моего прохождения в думу и избрания в Совет директоров, «я» получаю контроль над Советом директоров, формирую повестку дня, принимаю решение, навязываю решение акционеру, акционер выдает мое решение за свое, спускает мне посредством письменного поручения по голосованию, «я» голосую, мое решение проходит и «я» ни за что не отвечаю.

Муниципальные акты приняты.

Через несколько недель регистрируется новое акционерное общество, преобразованное из муниципального предприятия с дежурными правоустанавливающими документами и дежурным составом совета директоров до моего избрания в городскую Думу.

Еще через несколько месяцев «я» с подельниками избираюсь в городскую думу, получив подконтрольный себе представительный орган вместе с главой города. Через три месяца исполнительная и представительная власть констатируют неисполнение бюджета по доходам, вносят изменения в бюджет по сокращению доходной части от приватизации ряда мелких объектов, получив возможность их передачи во вновь созданное АО для увеличения уставного капитала и соответствующей имущественной базы за счет не проданных в текущем году объектов.

Оппозиция в глупом восторге от того что «муниципальная собственность не разбазаривается»   а вновь созданное акционерное имущество не будет продавать свое имущество. Но это и не нужно. Ведь   новый глава администрации по нашей договоренности или по собственному недоумению будет транслировать необходимость увеличения рентабельности местных АО с участием города за счет заключения инвестиционных договоров. Такие договоры дают возможность соединить деньги инвесторов и наличное имущество общества (бывшего муниципального предприятия), получить новые квадратные метры за счет преобразования имущества общества и монетизировать мои усилия как инициатора схемы.

Потом через полгода на годовом решении собрания акционеров я утверждаюсь в новом составе совета директоров на основании депутатской квоты. Очередной этап закончен. Указанные выше оба нормативных акта сыграли свою роль.     «Я» получаю возможность наблюдения и формирования управленческих решений в своих интересах, приватизация имущества муниципального предприятия путем продажи на состязательных торгах исключена. Почти 100% вероятность, что инвестиционные договоры по поводу имущества нового АО будут заключены с моими подконтрольными организациями, которые получат планируемый гешефт.

Но тогда это обычный гринмейл.

 


назад